Звоните и пишите: 8-913-731-14-50

taralakshy@om-a.ru

Коментарии

0
 0

Страх смерти

Отрывок из книги.

Страх смертиСуфий начал рыдать посреди ночи.

Он сказал: «Мир подобен закрытому гробу, в котором лежим мы и где, в силу невежества, мы проводим всю свою жизнь. Когда Смерть открывает крышку гроба, те, у кого есть крылья, отлетают в Вечность. Но те, у кого крыльев нет, остаются в гробу. До того, как снята крышка гроба, стань птицей Пути к Богу. Расти свои крылья и перья. Нет, сожги свои крылья и перья, испепели себя в огне, чтобы добраться до Цели прежде других!»

                                                                                        Аттар

Мы все умрем. Это истина. То, что большинство считает жизнью, всегда заканчивается смертью… Факт!

Но что мы считаем жизнью? И что для нас смерть?

Для большинства жизнь – это деятельность в той реальности, в которой мы все сейчас находимся. Планета Земля, какая-то страна, народ, город, семья, друзья, работа; тело, которое мы имеем; имя, которое нам дали родители; «наши» цели и «наша» повседневность… Мы стремимся качественно прожить эту «свою» жизнь, стремимся к успеху, благополучию, отношениям, обеспечить себя и «своих» детей, «свою» старость, реализовать «свои» желания, оставить «след» в истории человечества или хотя бы память о себе. Стремимся к счастью, что бы это для каждого ни значило. И нам кажется, что у нас много всего есть: тело, имя, семья и родные, любимые, дети, отношения, деньги, жильё, машина, статус, власть, успех, молодость, здоровье, свобода, время, прошлое и будущее, наши планы и цели, мечты – просто целая вечность. У каждого есть «свой» взгляд на всё, своя точка зрения, свои ценности, убеждения, способности, религия, а может и «свой» Бог.

Страх смертиДля того же большинства, смерть – это смерть тела. Физическое тело перестает дышать, функционировать и жизнь заканчивается. А что дальше? И есть ли это «дальше»? Или может дальше просто пустота, ужасное ничто, неизвестность?  Неужели, живя такую жизнь, люди думают, что все то, что «имеют» смогут забрать с собой в могилу? Откуда столько страсти к накопительству, к удовольствиям, власти, желание  что-то доказать, получить, отстоять, удержать, сохранить? Причина – в страхе смерти. По сути, мы не живём по-настоящему, мы всё время убегаем от смерти, но это бег по кругу… в духовных традициях это называется сансара.  Хотя для многих  духовные или религиозные традиции – это тоже бегство от смерти…

Так уж случилось, что в разных практиках и просто спонтанно я проживала воспоминания многих своих жизней. И много физических смертей в разных качествах и образах. Умирала всевозможными способами: от естественных и спокойных, до насильственных…

Одно из последних переживаний я описывала Роме как раз в конце 2011 года:

«Ничего не понимаю из того, что чувствую, вижу… Обрывки ситуаций разных –  из разного возраста, культурных традиций, мужского и женского, из какого-то исторического прошлого… Одно всё это объединяет – желание умереть и смерть разного рода, от физической (различными способами) до моральной. И чувства: усталость, боль, вина, ярость, презрение, ненависть, злость, обвинение, обида, раскаяние, одиночество, жажда смерти – огромная и единственная… И страха не испытываю, но испытываю животную ярость, когда под пули идёшь, или кидаешься на нож сам… И умираю, умираю, умираю, только толку нет… Смерть не помогает, она порождает новые жизни,  а значит – новые страдания… Я – все страдания сразу, во всех ролях одновременно… И нет возможности отпустить это, отвести от этого взгляд… Полное самоуничтожение… Но невозможность умереть, а потому пребывание в этом постоянно…»

В общем, физическая смерть ничего не решает, и она для меня естественна и даже желанна. Поскольку есть убеждение, взятое из  религиозных и духовных  эгрегоров, что жизнь, о которой я писала выше, и как её представляет большинство людей – это вечное страдание. А потому смерть – это выход из страдания. Прошу не относиться серьёзно к этому убеждению, оно ошибочно, это очередная ловушка на пути духовного развития. Но, так или иначе, мой опыт проживания всего этого и множества жизней указывает точно на бесполезность физической смерти. От себя, знаете ли, не убежишь и даже с помощью смерти. От себя не умрёшь!

Я буду говорить не о физической смерти, а о смерти самой настоящей. Смерти всего, что нам так дорого, что мы ставим выше Божественной ЛЮБВИ. Смерти всего, к чему мы так сильно привязаны в этой жизни. Для кого-то это и физическое тело тоже. Но думаю, все, кто читает эти записи, поднялись чуть выше просто физического существования. А потому настоящая смерть для вас – это нечто более страшное, чем просто потерять тело.

Что же такое страх смерти? Это ужас, ввергающий нас в пучину страданий и боли или движущая сила, «морковка  сзади», которая подгоняет нас к развитию, к Любви, эволюции?  С чем мы боимся встретиться и что так боимся потерять на самом деле?

Любой страх, который мы испытываем – это и есть страх смерти.  Поэтому, ответив себе на вопросы: «Чего же я больше всего боюсь? Что для меня самый ужасный ужас на свете?» –  вы поймёте – от какой смерти вы убегаете. Там-то и скрывается самая сильная боль, с которой вы не можете встретиться, которую не можете прожить до конца, и поэтому из жизни в жизнь продолжаете получать уроки. И именно там скрывается самое большое количество энергии.

Это может быть всё, что угодно. И часто это не один страх, а несколько, которые подпитывают друг друга. Вот самые базовые (я намеренно расширила классический список): страх отвержения, одиночества, страх боли, страх потерять себя, сойти с ума, страх неизвестности, неопределённости, забытья, хаоса, непредсказуемости; страх потерять любимого человека или что-то очень хорошее для вас; страх унижения, беспомощности, немощности, тотальной зависимости (страх потерять свободу), невозможности управлять своим телом, будущим. Как правило, если копнуть глубже любой страх – вы придёте к чему-то из этого списка. А если ещё честнее? Чего боимся-то? Одиночества, боли, неизвестного «ничто» и «никак».

Страх смертиВот, например. Есть некто «я». Как правило, «я» – это то, с чем мы себя идентифицируем – тело, имя, семья, друзья, социальная группа, работа, статус, страна, нация, религия; набор представлений о себе, своих способностях; набор убеждений и ценностей. Это всё то, на что мы опираемся в «своей» жизни.  Есть что-то наиболее важное, а есть наименее. Убери из нашей жизни и понимания своего «я» что-то малозначимое – мы, может, и расстроимся, но ненадолго, так как у нас есть более основательные опоры, которые мы начнём укреплять ещё сильнее. А вот начни убирать главные столпы – начнётся паника, появится желание удержать эти основы, борьба за них. А если их всё же убрали, то мы найдём новые и вцепимся в них ещё сильнее. Или проще: высшей ценностью была семья, но она развалилась, и чтобы выжить и найти опору, ценностью становится карьера и работа. А если и с карьерой всё плохо, и с работой, то, например, буду опираться на друзей. Друзья предали – обопрусь на идею, что мир злой, и нужно от него защищаться… ну и так далее.

Для меня оказалась самая страшная и настоящая смерть – это потерять любимого мужчину. Жить с пониманием, что он может в любой момент умереть, морально  готовиться к этому, но к этому не возможно подготовиться.  Это очень больно! Я у Ромы проходила много раз практики умирания, тренинги «смерти», но для меня они все были направлены на проживание своей физической смерти и на принятие своей смертности. И уж никогда не думала и представить себе не могла, как это страшно и больно, когда уходит самый близкий и дорогой человек. Неважно, как долго мы были знакомы в этой жизни, важнее – на какой глубине взаимопроникновения мы общались. И чем глубже контакт душами, чем больше внутреннего единства, тем больнее проживается расставание. Или даже так: оно не проживается, разъединиться практически невозможно – души всегда вместе или одна душа на двоих! Расставание на уровне физического контакта и проявленных отношений для меня оказалось очень болезненно. Понимать, что больше не обнимешь, не  услышишь голос, не увидишь, не посмотришь в глаза; что всем совместным планам не суждено случиться.

Уже было понятно, что он уходит. Я попрощалась, внутренне отпустила. Он уходил у меня на глазах. Остановка функций тела, последний выдох… Я сидела и молилась. Было ощущение Любви, радости и торжественности происходящего. Сама удивилась этим чувствам. Но и вправду, все было очень светло и празднично. Он ушёл по своему намерению, я ощущала это как радость его души. И я просто пела для него.

Слезы и раздирающая боль пришли позднее, когда уносили тело.  И пришли осознания о чём эта боль, и что происходило со мной и всеми, кто был рядом (родители, друзья, знакомые) последние месяцы болезни Ромы.

Татьяна Киселева

Отрывок из книги «Дневник смерти или Вечная Слава Любви».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Задать вопрос
[contact-form-7 404 "Not Found"]
×
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика