Звоните и пишите: 8-913-731-14-50

taralakshy@om-a.ru

Коментарии

0
 0

Конгруэнтность

По одной из версий конгруэнтностью принято считать внутреннюю согласованность сигналов, предъявляемых человеком в каком-то сообщении. Здесь принимается идея о том, что для человека характерно воспринимать, обрабатывать и выдавать информацию по нескольким параллельным каналам, как бы общаясь на множестве языков одновременно, каждый из которых может осознанно или неосознанно расшифроваться субъектом, воспринимающим информацию.

Конгруэнтность.

Языками, способными нести обособленную информацию, будут как вербальные (слова), так и всевозможные невербальные: интонации и ритмы, воспринимаемые аудиально, жесты, положение тела, мимика, дыхательные циклы, воспринимаемые визуально, и телесно-эмоциональное состояние, воспринимаемое из 2-й позиции.

От чего зависит будет ли набор сообщений на разных языках конгруэнтным для передающего субъекта? Поскольку для передающего одно и то же сообщение может быть как конгруэнтно, так и неконгруэнтно. Например: громким и быстрым голосом, с увеличением интенсивности к концу фраз, говорится о нежности.

Конгруэнтностью для передающего будет, когда все его языки согласованы, дополняют друга и исходят из единой системы описания. Как можно узнать, исходят ли сообщения из единой системы внутреннего описания, единой карты? Согласованы ли они? Сделаем предположение, что внутренняя согласованность следует из простроенности (осознанности) системы своих внутренних «смысловых» взаимосвязей и иерархии своих намерений, ценностей. То есть, если в случае с нашим примером, человек хотел сказать (осознанно верил, что хотел сказать) только о любви, при этом испытывая дискомфорт и затруднение при вербализации намерения «говорить о нежности», значит, его невербальное сообщение было подкреплено какими-то неосознаваемыми ценностями, убеждениями, намерениями, которые могли никак не сочетаться и даже противоречить его намерению «говорить о нежности». Субъективный опыт такого человека как бы разделен на части. В его карте есть что-то вроде островов, каждый из которых выражает какой-либо смысловой контекст: прошлое, настоящее, будущее, семья, родители, друзья, работа, здоровье, нереализованные желания, успешный опыт, измена, природа, любовь, моральные принципы и т.д. Какие-то из «смысловых островов» могут быть соединены в линейном или иерархичном соотношении, а какие-то могут быть совершенно обособлены и проявляться неуправляемо, в неожидаемые моменты.

Если же передающий субъект осознавал (имел доступ) сразу к нескольким намерениям, то он мог и вполне запланированно создать такое сообщение, которое будет преследовать сразу несколько целей. В нашем случае, это, например, следующие намерения: «говорить о нежности» + «выражать интенсивную обеспокоенность об объекте, к которому проявляется нежность». Если же передающий субъект осознавал (имел доступ) к более глубинному (по иерархии), более важному намерению, которое на поверхностном уровне может выражаться в нескольких различных намерениях, то такое сообщение преследовало более важную (глубинную, большую) цель, которая включает в себя меньшие цели, лежащие на пути достижения большой, опять же в карте этого человека. При этом он может даже полностью не осознавать тех мелких намерений. В нашем случае, глубинное намерение, это, например, следующее: «играть» или «научиться принимать и отдавать нежность».

Из вышесказанного следует, что конгруэнтность определяется качеством взаимосвязи и возможностью трансляции информации между смысловыми участками опыта. При «неконгруэнтности», соответственно, нарушены, не выражены или отсутствуют взаимосвязи и перевод информации с языка в одном контексте на язык другого контекста, информация не интегрирована в единое смысловое пространство. Это примерно тоже, что настраивать единую сеть из компьютеров, каждый из которых имеет присущий только ему набор элементов, протоколов, операционных систем.

Может ли человек с дискретно (отдельно) существующими фреймами опыта быть конгруэнтным? Представим, что он общается, будучи ассоциированным только в один контекст. То есть все его внимание, образы, ощущения, внутренние голоса и мысли только об одном контексте, и внутри него простроены взаимосвязи. В таком случае, его сообщения будут конгруэнтны, согласованы и целостны. Остается вопрос, можно ли на длительное время так диссоцииорваться (отстраниться) от части своего опыта, чтобы он вообще не оказывал влияния; избежать его так, чтобы полностью заблокировать его? Создав эдакую временную автономную часть личности. Если это возможно, она либо станет недоступной и «отомрет», либо, накопив силы, прорвется, что бывает чаще, и так как она почти не имеет доступа к остальному опыту и сознательным процессам, наши действия будут неуправляемы и бессознательны.

Получается, что конгруэнтность в каком-либо контексте, при наличии внутренней дискретности, возможна тоже временно. Примеры неконгруэнтности довольно часто можно наблюдать при разделении бизнес/семья. Спрашивая такого человека в контексте бизнеса о его деловых встречах, работе мы встретим конгруэнтные ответы, но, спрашивая его о том, как дела в семье, можем заметить на фоне тех же слов «ВСЕ ХОРОШО», изменившиеся интонации, мимику, позу, взгляд, которые могут говорить о чем-то ином. Находясь в каком-либо из контекстов, человек как бы принимает его язык и правила общения.

И в бизнесе таким правилом может быть «не жаловаться на жизнь», «создавать видимость успешного человека», чтобы с тобой хотелось общаться партнерам, «улыбаться» и делать «открытые» жесты, чтобы вызывать доверие у всех тех же партнеров. А если при мысли об отношениях в семье хочется побыть одному, «свернуться в клубок», хочется пожаловаться на накопившиеся там проблемы и излить кому-то душу, то получаются 2 противоречащих реакции (намерения) разом. Могут ли внутренние противоречия, выраженные при подаче информации, быть выражены не одновременно, с каким-то промежутком времени? И будет ли это еще «неконгруэнтность»?

Может быть так: человек быстро переключается (переводит все свое внимание) между различными мало совместимыми фреймами, что может говорить о том, что в его «психологическом» пространстве они могут быть дискретны. Только что он злился и готов был убить, а через секунду нежен и ласков, а еще через несколько секунд заливается смехом, причем каждое из действий делает конгруэнтно. В таком случае, когда внимание продолжает переключаться управляемо, то это как раз говорит о наличии взаимосвязи между фреймами и об осознанном создании дискретных переключений между ними, например, как у артистов.

Может быть так, что после быстрого переключения с одного (внутренне «конгруэнтного») контекста на другой начитается неуправляемое застревание в каком-то контексте, либо следующее после интенсивное напряжение, эмоциональная реакция, неконгруэнтность. Это похоже на пружину, которая очень сильно разжалась после интенсивного сжатия. Случай сходен с попыткой полностью заблокировать часть своего опыта, что уже рассматривалось выше. То есть фоновая неконгруэнтность уже была тогда, когда мы могли посчитать человека конгруэнтным.

Выходит, что не менее важен вопрос о том, кто описывает систему, сторонний наблюдатель или сам человек, дающий обратную связь на себя. Для воспринимающего, в его карте, сигналы от другого человека, подаваемые по разным каналам, могут либо сочетаться и указывать на одно сообщение, либо, в карте воспринимающего, они могут противоречить друг другу. Очевидно, что даже совершенно, на первый взгляд, неконгруэнтные сообщения, с точки зрения наблюдателя могут быть вполне осознаны и конгруэнтны, более того – специально запланированы так, чтобы их могли воспринимать как неконгруэнтные.

Возникает вопрос, как оценивать внутреннюю конгруэнтность и непротиворечивость человека, если мы оцениваем из своей субъективной карты. Искажения информации могут быть как на этапе сбора, так и на этапе обработки информации с вынесением заключений. Одним из решений, казалось бы, будет системное рассмотрение ситуации. То есть необходимо использовать взаимодополняющие способы сбора информации, описывающие паттерн с различных сторон, и определять «реальность» предположений не на основе своей карты и знаний о людях, а на исследуемом объекте, на основе модели ТОТЕ. В таком случае, к сбору информации следует подходить не только из первой позиции и своей карты, но из 2-й и 3-й. А возникающие предположения необходимо тестировать на самом человеке, например, обращая его внимание на отмеченные паттерны и высказывая предположения, получая обратную связь, подтверждающую, опровергающую или ставящую под сомнение предположения. В последнем случае еще необходимо несколько циклов сбора информации и тестирования ее до подтверждения или опровержения.

Но существует ли чистая 2-я и чистая 3-я позиции? Является ли воспринимающий, процесс восприятия и объект восприятия раздельными? Ответы на эти фундаментальные вопросы могут в корне изменить понимание “предмета”. Читайте в других статьях…

Роман Киселвев 2009 г.

 

Чтобы читать новые статьи и быть в курсе новостей — подписывайтесь на сайт!

Для подписки кликайте на ссылку

oma.ru/oformleniepodpiski.html

и подписывайтесь!

Также можно подписаться:

группа в вк vk.com/ompsyom

страничка в инстаграм www.instagram.com/tatiana_om_kiseleva

канал на ютубе youtube.com/channel/UCgWlfRyNIuwyCa321r8-6FA

  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Задать вопрос

[contact-form-7 id=»16″ title=»Заголовок»]

×
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика